Мир классицизма: Жак Луи Давид (Лувр. Louvre)

Классицизм его истоки, как и корни барокко, в эпохе Возрождения. Почти два столетия длилось противостояние двух этих стилей. Пока классицизм не одержал победу.

Мир классицизма: Жак Луи Давид (Лувр. Louvre)

В тоже время центром мировой художественной культуры становится Париж. Лидеры классицистической школы — французские художники Никола Пуссен и Клод Лоррен. Лучшая коллекция ее произведений в Лувре (сам музей является свидетельством ранней победы классицизма на французской почве). Среди них и полотна Жака Луи Давида. Появление их провозгласило окончательную победу строгого стиля.

Луи Давид подарил эпохе Просвещения живопись, о которой она мечтала. В мире изящного, насмешливого и легкомысленного рококо он воскресил дух патрицианского Рима. Дени Дидро, философ и один из родоначальников художественной критики, сразу отметил его за это как «живописца с большим вкусом». Молодой художник исполнил желание прославленного энциклопедиста — увидеть живопись строгую и лаконичную, как речь спартанца. Правда, эта мечта не мешала Дидро наслаждаться произведениями Фрагонара и Буше.

Рим уже потерял роль мирового художественного центра, но сохранил свою притягательность для художников. Здесь рождается стиль Давида, здесь он по собственным словам «прозрел». Надо сказать с ранних лет Давид, возможно благодаря учителю Жозефу Мари Вьену, грезил о Риме. Именно это чуть не привело к трагедии. Пропуском в Вечный город (то есть практически в Рай) служила медаль Академии. Давид, естественно, страстно мечтал ее получить. Однако раз за разом будущий глава французской школы живописи проваливался. Хотя самоубийство в определенный момент казалось ему лучшим выходом, он продолжал работать. В пятый раз медаль присуждена ему единогласно. Не юношеские ли мучения побудили Давида впоследствии объявить Академию врагом искусства? Но это будет потом. А пока картина «Скорбь Андромахи» (1783, Лувр; эскиз ГМИИ) делает его одним из ее членов.

Соглашаясь с идеологом неоклассицизма Иоганном Иокимом Винкельманом в том, что «единственный путь для нас стать великими и если возможно неподражаемыми, это — подражание древним», Давид изучает антики и без устали копирует сохранившиеся произведения древних мастеров. К сожалению, образцов живописи почти не сохранилось. И неоклассицисты, вслед за Давидом, нередко предпочитают натурщикам статуи. Дабы передать подлинный облик и дух эллинов и римлян.

В 1784 году он выставляет картину, которая делает 36 летнего живописца лидером национальной школы и ставшую величайшим творением неоклассицизма. «Клятва Горациев» — историческая драма о героизме, долге и любви. Давид запечатлел лишь первый ее акт. Современникам художника дальнейшее развитие событий было хорошо известно. Три юноши, три брата дают отцу торжественную клятву сражаться за свободу Рима до конца перед поединком с тремя братьями Куриациями, что должен был завершить войну между Римской республикой и городом Альба — Лонги. Двое сыновей Публия Горация погибнут. Третий сразит противников. Но из любви к родине он готов не только пожертвовать своей жизнью, но и жизнью близких. Вернувшись, он узнает — одна из его сестер Камилла, некогда помолвленная с одним из Куриациев, оплакивает врага своего народа. Несчастная, ценившая личное чувство выше патриотического долга, погибает от рук брата. И, благодаря отцу, поступок юноши был оправдан. За 5 лет до революции Париж рукоплещет картине пропагандирующей ее страшную логику. Позднее это полотно, как и картину «Ликторы приносят Бруту тела его сыновей» (1789, Лувр), назовут «вестниками революции».

Революцию Давид не просто приветствовал. Он был одним из активных ее участников. Член клуба якобинцев и депутат Конвента. Революция дала ему почувствовать себя героем одной из своих картин, чей героизм, мужество, патриотизм он воспевал.

И во время Революции, и позднее в эпоху Империи Наполеона Рим, а следовательно и неоклассицизм были модны. Давид же оставался первым живописцем Франции. Этот титул ему 1804 году пожаловал Бонапарт. А в 1806 году Давид запечатлел церемонию коронации императора Наполеона I и его жены императрицы Жозефины в соборе Парижской Богоматери 2 декабря 1806 года (1806-1807, Лувр).

Переворот 9 термидора живописец, в отличие от многих других сторонников Робеспьера, пережил, отделавшись полугодовым заключением в Люксембургском замке. Здесь он начинает работу над новым грандиозным историческим полотном «Сабинянки» (1799, Лувр). Работая над ним, художник «стремился с такой точностью передать античные нравы, чтобы греки и римляне, увидев мое произведение, не сочли меня чужим», но в результате и этот холст, и оконченный в 1814 году «Леонид в Фермопилах» (Лувр) значительно уступают по выразительности его ранним произведениям.

Давид был не только великим историческим живописцем, но и известным портретистом. И в портретах он также старался следовать классическим образцам. Вершиной классицистического портрета можно смело назвать изображение мадам Рекамье, созданное художником в 1800 году. Сегодня, соглашаясь с мнением художника, в нем видят воплощение идеала античной (и не только античной) женской красоты. Но, увы, строгость, лаконичность, принесшие успех его первым историческим работам не обрадовали заказчицу. Портрет она отвергла.

Похожии новости: